Синдром толстого ребенка и путь к свободе

Дорогие мои, сегодня предлагаю статью на тему: синдром толстого ребенка и путь к свободе с полным описанием даже для тех из вас, кто с этим сталкивается впервые.

Синдром удобного ребенка во взрослой жизни

Тихие, спокойные, совершенно не проблемные дети — мамина радость. Такие дети не приносят лишних хлопот, они на сто процентов послушны и предсказуемы, удобные во всех смыслах. Мама сказала играть значит играем, надо кушать — едем безропотно все что дают, спать по расписанию и вообще от мамы ни на шаг.

Дети имеют свойство взрослеть, и эту свою «удобность» приносят во взрослую жизнь, они не знают как по другому идти по жизни, их так научили.

Из практики: самое удивительное у таких взрослых с синдромом «удобного ребенка» очень скудные и серые детские воспоминания, складывается впечатление, что детьми то, они совсем и не были.

Во взрослой жизни «удобный ребенок» активно пожинает плоды своей удобности, продолжая быть удобным для окружающих людей.

В материальном мире, что обычно происходит с удобными вещами, мы попросту, быстро привыкаем и перестаем ценить, а иногда даже замечать их присутствие в нашей жизни.

Такая же ситуация имеет место и в человеческих отношениях.

«Удобный ребенок», как бы априори обречен во взрослой жизни играть второстепенные роли. Неумение проявлять инициативу, проблемы с адаптацией в динамичном социуме, рамочность и функционирование по четко заложенным в детстве правилам жизни, недоразвитое тело желаний, отсутствие конкретных целей, играет во взрослой жизни, злую шутку. Одним из вариантов развития событий может быть одиночество.

Не наученные налаживать длительный контакт, адаптироваться, быть активными, занимать свое место «под солнцем» в социальной группе, эмоционально замкнутые дети, а потом и взрослые оказываются социально одинокими заложниками своей «особенности».

Взрослые с синдромом «удобных детей» очень долго зависимы от родительской семьи, отсюда и проблемы личного характера, как построить свою личную семью, если семья уже есть «Мама, Папа, Я». У них попросту нет потребности сепарироваться, их этому не научили.

Взрослая жизнь с определенного момента подразумевает умение принимать самостоятельные решения, умение брать ответственность, осознавать следствия и причины своих действий, «удобные дети» могут так никогда внутренне и не дорасти до этого момента.

Хорошо если пришло понимание что в жизни что-то происходит не так, что хочется общения, хочется качественных жизненных изменений (хотя каких пока еще не понятно), вот тогда и начинается долгая осознанная дорога взросления, получения нового и жизненно необходимого опыта, не полученного и не пройденного в детстве. И хорошо если рядом будет человек который сможет направить, подсказать, поддержать, очень вряд ли это будет мама, она могла но не сумела помочь получить этот опыт тогда, в детстве.

Руку помощи можно и нужно искать, в одиночку пройти такой путь почти не возможно. Найти такого человека это уже первый колоссальный шаг к новой жизни.

Лев Толстой — мнимый больной? Интересные факты из жизни писателя

Как недоверие к врачам помогло появиться на свет шедевру.

Можно сколько угодно потешаться над простым фактом, но слова Ленина о Льве Толстом прочно прописались в нашем сознании. В любом разговоре о самом масштабном русском писателе со стопроцентной вероятностью всплывут чеканные ленинские определения: «Какая глыба! Какой матёрый человечище!»

Напор и магия слов таковы, что качества писателя переносятся на человека по имени Лев Николаевич. Богатырь! И здоровье его, надо полагать, тоже богатырское.

Отчасти это подтверждается. Действительно, «порода» Толстых была крепкой. Те, кто не окончил свои дни на войне или на плахе, жили долго и плодотворно. Собственно, сам Лев Николаевич умер, как известно, не в больнице, а в дороге. И было ему 82 года – возраст даже по нынешним меркам почтенный, а по тем – и подавно.

Хрестоматийными стали и достижения Толстого на ниве пропаганды здорового образа жизни. Не пил, не курил, в середине жизни перестал употреблять кофе, в старости – мясо. Разработал комплекс гимнастических упражнений, кстати, весьма продвинутый и вполне пригодный для современности. Иными словами, образец для подражания.

Страдания на пустом месте

Но за скобками остаётся главное – как именно Толстой ко всему этому пришёл. Обычно говорят о том, что упомянутые успехи – плод длительных духовных поисков и раздумий. В принципе верно. Нужно только внести одно уточнение: Лев Николаевич думал не столько о высокой духовности, сколько о самых низменных материях вроде элементарного выживания. Потому что здоровье его было, мягко говоря, не на высоте.

Вот выписка из справки, данной армейским госпиталем и фиксирующей состояние здоровья подпоручика артиллерии Льва Толстого: «Телосложения среднего, сухощав. Несколько раз был болен воспалением лёгких с ревматическим страданием в руках и ногах. Установлено также сильное биение сердца, сопровождаемое одышкою, кашлем, беспокойством, тоскою, обмороками и сухим треском, маскирующим дыхание. Сверх сего, вследствие отверделости печени, оставшейся после крымской лихорадки, аппетит его слабый, пищеварение неправильное с упорными запорами, сопровождаемыми приливами крови к голове и кружением в оной. При сырой погоде появляются летучие ревматические боли в конечностях».

Заметим – это официальный документ, заведомо отбрасывающий измышления и тревоги самого пациента. Мало ли что он там себе нафантазирует?

А фантазии Льву Николаевичу было не занимать. Богатое писательское воображение любую скромную болячку раскручивало до немыслимых масштабов. Скажем, такое обычное явление, как ячмень на глазу. В народе ему вообще не придают значения – на него полагается наплевать. В буквальном смысле – подобраться к недужному и неожиданно плюнуть ему в глаз. Считается, что после этого всё пройдёт.

Толстому, который бравировал своей «близостью к народу», этот способ не годился категорически. Вот что он заносит себе в дневник: «Вырос на глазу ячмень исполинского размера. Мучает меня так, что совершенно лишился всех чувств. Не могу есть и спать. Плохо вижу, плохо слышу, плохо нюхаю и даже очень поглупел». Написано с таким мастерством, что поневоле проникаешься сочувствием к больному. Но вот как реагировали на эту хворь окружающие, например декабрист Михаил Пущин: «Мы все очень довольны его страданиями, страданиями потешными и забавными: для своего пустяшного ячменя он три раза посылал за доктором».

В произведении английского писателя Джерома К. Джерома «Трое в лодке, не считая собаки» главный герой начинает читать медицинский словарь и по мере чтения обнаруживает у себя все упомянутые там болезни, кроме родильной горячки. Такое впечатление, что англичанин был коротко знаком с русским классиком: отношения между Толстым и медициной строились точно по такому же шаблону.

32 зуба и 33 несчастья

Вот далеко не полный список того, чем «страдал» Лев Николаевич, не достигший, к слову, ещё и 30 лет. Кровавый понос с резью, сыпь непонятного происхождения, крапивная лихорадка, изжога, сердечные приливы, боль в пояснице, горле и печени одновременно, кашель сухой и мокрый, мигрень с рвотой, боли и опухоль в паху, насморк, ревматизм, желудочные расстройства, варикозное расширение вен, чесотка и геморрой. И это ещё цветочки. Потому что помимо «всякой мелочи» он вполне серьёзно подозревал у себя туберкулёз, эпилепсию, сифилис, язву желудка и, наконец, рак головного мозга.

Читайте так же:  Польза семян льна и льняного масла для женского здоровья

Разумеется, по каждому поводу вызывались доктора. Разумеется, все они, не найдя ничего из вышеперечисленного, были объявлены шарлатанами: «Невежды, страшные болтуны, ничего не смыслят в своём деле, пользы от них никакой, сплошное враньё».

Самое забавное в том, что одно вполне настоящее недомогание у него действительно было. Кариес и пародонтоз, прогрессирующие с ужасающей скоростью. Первые записи вроде «Увеличился флюс, опять простудил зубы, которые не дают спать, целый день болели зубы» появляются, когда ему было 22 года. И в ближайшие 11 лет это становится лейтмотивом писательского дневника.

Как раз эта – реальная, осязаемая, мучительная – проблема по какой-то загадочной причине не удостаивалась внимания. Врачебная помощь дантистов отвергалась Толстым наотрез. А зубы болели и выпадали до тех самых пор, когда в 1861 г. писатель посетил Лондон. Там он провёл полтора месяца, и проблема решилась сама собой. Толстой пишет об этом так: «Зубы поломались». В действительности это значило, что из полагающихся 32 зубов у него в строю осталось всего 4. Не нужно быть врачом, чтобы понять – жить с такой катастрофой во рту весьма затруднительно. Все близкие советуют Толстому вставить «фальшивые» зубы. Тщетно. Свои 4 оставшихся пенька Лев Николаевич гордо проносит до конца жизни.

Как ни странно, но именно этому феномену можно найти хоть сколько-нибудь рациональное объяснение. Примерно в те же годы похожие проблемы одолевали другого литератора мировой величины – Ханса Кристиана Андерсена. У того с зубами было, пожалуй, похлеще, чем у Толстого. Тот же кариес, пародонтоз и дикие постоянные боли. Но плюс к тому уверенность в том, что именно эта боль даёт вдохновение и обеспечивает его плодовитость как автора. Уверенность была настолько сильной, что, когда выпал последний зуб, Андерсен действительно утратил возможность писать.

«Случай Андерсена» растиражировали все европейские газеты, и Лев Николаевич был прекрасно осведомлён о такой печальной коллизии. Повторить путь знаменитого сказочника ему не хотелось. И потому вставные, «фальшивые» зубы отвергались – они же могут принести только «фальшивое» вдохновение.

Рождение шедевра

Удивительно, но это помогло. Правда, довольно странным образом. Как раз в начале 1860‑х гг. Лев Николаевич работал над главным произведением своей жизни – романом-эпопеей «Война и мир». Произведение в очередной раз забуксовало. Зубная боль, которая была до того просто фоном, внезапно обострилась. До такой степени, что Толстой чуть ли не впервые серьёзно прислушался к советам докторов. А именно – внял постулату, что 99 болезней из 100 происходят от переедания и прочих излишеств.

Сберегая оставшиеся зубы, он отказался от мяса, стал питаться протёртыми супчиками, кашами и киселями: «Воздержание в пище теперь полное. Ужинаю очень умеренно. На завтрак – овсяная каша». Но и этого показалось мало: «Стал пропускать ужин. Вернулся к строгой диете. Каждый день обтираюсь мокрым полотенцем».

Недели через две роман сдвинулся с мёртвой точки. А своё общее состояние писатель впервые за много лет охарактеризовал так: «Избыток и сила мысли. Свеж, весел, голова ясна, работаю по 5 и 6 часов в день. Случайность это или нет?»

Вопрос, отдающий литературным кокетством. Толстой явно решил для себя, что всё это не случайность. Именно в период работы над «Войной и миром» он последовательно бросает пить, курить и употреблять кофе. А кроме того, обращает внимание на «гигиену» – так тогда называли и устройство образа жизни, и организацию труда. Вот слова его жены, Софьи Андреевны Толстой: «О физическом своём здоровье Лев Николаевич очень заботился, упражняясь гимнастикой, поднимая гири, соблюдая пищеварение и стараясь быть как можно более на воздухе. А главное, страшно дорожил своим сном и достаточным количеством часов сна». Последнее особенно ценно. Неизвестно, кто запустил в обиход совершеннейшую нелепицу – дескать, Толстой спал по 4 часа в сутки и этого ему вполне хватало. Старший сын писателя, Сергей Львович, говорит о распорядке дня отца другое: «Спать он ложился около часу ночи, вставал ближе к девяти утра». Получается, на сон у Толстого уходило 7–8 часов – ровно столько, сколько советуют современные сомнологи.

Толстого справедливо считают уникальным писателем. Но и человеком он был уникальным. Путь, который он проделал от мнительности и стоматологических суеверий до рационального и здорового образа жизни, впечатляет не меньше, чем его литература.

Свобода и принуждение

Сторонники свободного воспитания исходят из того, что ребенок рождается изначально свободным, а принуждение в процессе воспитания этой свободы его лишает. Кажется, однако, что такой взгляд — скорее заблуждение, и даже два заблуждения. Первое: ребенок рождается не свободным, а существом зависимым, зависимым как от внешних влияний, так и от своей внутренней природы. Второе: принуждение в процессе воспитания ребенка свободы не лишает, а как раз к свободе ведет.

Путь к свободе лежит через принуждение

Руссо и Толстой одинаково понимали свободу и принуждение как факты воспитания. Для них ребенок уже свободен, свободен от природы, его свобода есть готовый факт, только заглушённый другим таким же фактом произвольного человеческого принуждения. Достаточно упразднить это последнее, и свобода воспрянет, воссияет своим собственным светом. Отсюда — отрицательное понятие свободы как отсутствия принуждения: упразднение принуждения означает торжество свободы. Отсюда самая альтернатива: свобода и принуждение действительно исключают друг друга, не могут существовать вместе.

С другой стороны, принуждение также понималось обоими нашими мыслителями слишком узко и внешне. Принуждение, которое имеет место в «положительных воспитаниях» и в школьной дисциплине, есть на деле только часть того широкого принуждения, которое охватывает неустойчивый и готовый повиноваться среде темперамент ребенка плотным кольцом обступающих его влияний. Поэтому принуждение, подлинный корень которого следует искать не вне ребенка, а в нем самом, может быть уничтожено опять-таки только путем воспитания в человеке внутренней силы, могущей противостоять всякому принуждению, а не путем простой отмены принуждения, по необходимости всегда частичной.

Именно потому, что принуждение может быть действительно отменено только самой постепенно растущей личностью человека, свобода есть не факт, а цель, не данность, в задание воспитания. А если так, то падает самая альтернатива свободного или принудительного воспитания, и свобода и принуждение оказываются не противоположными, а взаимно проникающими друг друга началами. Воспитание не может не быть принудительным — в силу той неотемлимости принуждения, о которой мы говорили выше. Принуждение есть факт жизни, созданный не людьми, а природой человека, рождающегося не свободным, вопреки слову Руссо, а рабом принуждения. Человек рождается рабом окружающей его действительности, и освобождение от власти бытия есть только задание жизни и, в частности, образования.

Читайте так же:  Танцетерапия как эффективный способ лечения

Что же, мы, значит, стоим за «принудительное воспитание»? Значит, критика «положительного», преждевременного воспитания и насилующей личность ребенка школы тщетна, и нам нечему научиться у Руссо и Толстого? Конечно, нет. Идеал свободного воспитания в своей критической части неувядаем, им обновлялась и будет вечно обновляться педагогическая мысль, и мы начали с изложения этого идеала не ради критики, которая всегда легка, а потому что. мы убеждены, что через этот идеал надо пройти. Педагог, который не пережил очарования этого идеала, который, не продумав его до конца, заранее, по-стариковски, уже знает все его недостатки, не есть подлинный педагог. После Руссо и Толстого уже нельзя стоять за принудительное воспитание и нельзя не видеть всей лжи принуждения, оторванного от свободы. Принудительное по природной необходимости, образование должно быть свободным по осуществляемому в нем заданию.

Старший ребенок и «синдром первенца»

Альфа и Омега, начало и конец.

И первый станет последним и последний первым?

Первый ребенок является «воспитательным экспериментом» для его родителей. Любые ошибки, страхи и тревоги, вызывающие наибольшее беспокойство у родителей связаны, прежде всего, с их первенцем. В отношении перворожденного родители выдвигают самые завышенные ожидания.

На протяжении нескольких лет старший ребенок пребывает в исключительной родительской любви и заботе. Но рождается младший…

После того, как несколько лет ребенок был единственным, он вдруг сброшен с пьедестала, и должен вновь завоевать любовь родителей, даже ценою того, что он заглушает свои чувства и ведет себя так, чтобы взрослые оценили его. Старший ребенок чувствует себя покинутым. Понимание ребенком ситуации того, что больше он не фигура номер 1, воспринимается им как факт, что он является недостаточно хорошим ребенком, раз уж родители решились на рождение второго. Эта сложная кризисная ситуация, в которой очутился старший, называется «синдромом первенца».

Обобщенная характеристика первенцев следующая:

а) первый ребенок в семье является более, нежели остальные дети, сориентирован на социальные нормы и ценности;

б) первый ребенок предпочитает конкретные занятия, углубляется в мелочи и стремится к четкой конкретике и иерархии во всех интересующих его сферах;

в) старший ребенок, очень часто, имеет проблемы с заниженным восприятием чувства собственной ценности.

Можно также наблюдать, как в ребенке-первенце развиваются «недетские» «мудрость» и преданность, как он заменяет мать в домашних роботах, проявляет исключительное великодушие. Он является хорошим помощником, потому что он старший, а значит он умнее… На семейных фотографиях первенец обычно очень серьезен, необычно мудр, у него вид защитника, алертная поза (собранность, подтянутость, бдительность).

Эти послания, или точнее программы функционирования, клеймят первенца на всю его жизнь. Доминирующими чертами его личности становятся ответственность и перфекционизм. Он часто хороший ученик, а затем замечательный работник. Выбирает профессии связанные с авторитетом и управлением другими. Почему? Да все эти качества старший ребенок отработал экспериментально на младших в его семье детях. Старшие в семье – это менеджеры, управленцы, президенты …(Большая половина президентов США – это старшие сыновья. Старшими были также Уинстон Черчилль, … и Гитлер…)

Как супруги и родители, взрослые старшие дети, являются чрезмерно требовательными, нетерпеливыми, слабо переносят напряжение. Они четко определяют некомпетенции и недостатки у родных, потому как еще в детстве они исправляли эти качества у своих младших. Старшие берут на себя ответственность за других, испытывают трудности с просьбой и принятием помощи.

Для иногородних возможно консультирование по скайпу.
Скайп
Login: vitalibulyha

Регистрируйтесь на сайте b17.ru и получайте доступ к интересной информации по практической психологии

Манифест Человек Свободный

Высшая ценность

Прежняя идеология ушла не по воле злокозненных людей, как иногда думают и говорят, а потому, что в ее основании была красивая мечта – но несбыточная. В действительности мало кто верил в нее, поэтому воспитание постоянно оказывалось неэффективным. Официальная пропаганда, которой придерживалась и школа, разительно не соответствовала реальной жизни.

Теперь мы возвращаемся в реальный мир. Вот что в нем главное: он не советский, он не буржуазный, он действительный, реальный – мир, в котором живут люди. Хорошо или плохо, но живут. У каждого народа своя история, свой национальный характер, свой язык и свои мечтания – у каждого народа свое, особое. Но в целом мир един, реален.

И в этом реальном мире есть свои ценности, есть свои высшие цели для каждого человека. Есть и одна высшая ценность, относительно которой выстраиваются все другие цели и ценности.

Для учителя, для воспитателя, для воспитания крайне важно понимать, в чем же состоит эта высшая ценность.

По нашему мнению, такой высшей ценностью является то, о чем люди мечтают и спорят тысячелетиями, что является самым трудным для человеческого понимания, – свобода.

Спрашивают: кого же теперь воспитывать?

Мы отвечаем: человека свободного.

Что такое свобода?

Чтобы ответить на этот вопрос, написаны сотни книг, и это объяснимо: свобода – понятие бесконечное. Оно принадлежит к высшим понятиям человека и потому принципиально не может иметь точного определения. Бесконечное не определимо в словах. Оно выше слов.

Сколько люди живут, они будут стараться понять, что же такое свобода, и стремиться к ней.

Полной социальной свободы нет нигде в мире, экономической свободы для каждого человека нет и, судя по всему, быть не может; но свободных людей – огромное множество. Как же это получается?

В слове «свобода» содержится два разных понятия, сильно отличающихся одно от другого. По сути, речь идет о совершенно разных вещах.

Философы, анализируя это трудное слово, пришли к выводу, что есть «свобода-от» – свобода от какого бы то ни было внешнего угнетения и принуждения – и есть «свобода-для» – внутренняя свобода человека для его самоосуществления.

Внешняя свобода, как уже говорилось, не бывает абсолютной. Но внутренняя свобода может быть беспредельной даже при самой трудной жизни.

В педагогике давно обсуждается свободное воспитание. Учителя этого направления стремятся дать ребенку внешнюю свободу в школе. Мы говорим о другом – о внутренней свободе, которая доступна человеку во всех обстоятельствах, для которой не надо создавать специальных школ.

Внутренняя свобода не зависит жестко от внешней. В самом свободном государстве могут быть зависимые, несвободные люди. В самом несвободном, где все так или иначе угнетены, могут быть свободные. Таким образом, воспитывать свободных людей никогда не рано и никогда не поздно. Мы должны воспитывать свободных людей не потому, что наше общество обрело свободу – это спорный вопрос, – а потому, что внутренняя свобода нужна самому нашему воспитаннику, в каком бы обществе он ни жил.

Читайте так же:  Перекись водорода от прыщей на лице и теле отзывы

Человек свободный – это человек, свободный внутренне. Как и все люди, внешне он зависит от общества. Но внутренне он независим. Общество может освободиться внешне – от угнетения, но стать свободным оно может лишь тогда, когда люди в большинстве своем будут внутренне свободны.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Вот это и должно быть, на наш взгляд, целью воспитания: внутренняя свобода человека. Воспитывая внутренне свободных людей, мы приносим самую большую пользу и нашим воспитанникам, и стране, стремящейся к свободе. Здесь нет ничего нового; присмотритесь к лучшим учителям, вспомните своих лучших учителей – они все старались воспитывать свободных, потому они и запоминаются.

Внутренне свободными людьми держится и развивается мир.

Что такое внутренняя свобода?

Внутренняя свобода так же противоречива, как и свобода вообще. Внутренне свободный человек, свободная личность, в чем-то свободен, а в чем-то не свободен.

От чего свободен внутренне свободный человек? Прежде всего от страха перед людьми и перед жизнью. От расхожего общего мнения. Он независим от толпы. Свободен от стереотипов мышления – способен на свой, личный взгляд. Свободен от предубеждений. Свободен от зависти, корысти, от собственных агрессивных устремлений.

Можно сказать так: в нем свободно человеческое.

Свободного человека легко узнать: он просто держится, по-своему думает, он никогда не проявляет ни раболепства, ни вызывающей дерзости. Он ценит свободу каждого человека. Он не кичится своей свободой, не добивается свободы во что бы то ни стало, не сражается за свою личную свободу – он всегда владеет ею. Она дана ему в вечное владение. Он не живет для свободы, а живет свободно.

Это легкий человек, с ним легко, у него полное жизненное дыхание.

Каждый из нас встречал свободных людей. Их всегда любят. Но есть нечто такое, от чего действительно свободный человек не свободен. Это очень важно понять. От чего не свободен свободный человек?

Что такое совесть?

Если не понять, что же такое совесть, то не понять и внутренне свободного человека. Свобода без совести – ложная свобода, это один из видов тяжелейшей зависимости. Будто бы свободный, но без совести – раб дурных своих устремлений, раб обстоятельств жизни, и внешнюю свою свободу он употребляет во зло. Такого человека называют как угодно, но только не свободным. Свобода в общем сознании воспринимается как добро.

Обратите внимание на важное различие: тут не сказано – не свободен от своей совести, как обычно говорят. Потому что совесть не бывает своя. Совесть и своя, и общая. Совесть – то общее, что есть в каждом отдельно. Совесть – то, что соединяет людей.

Совесть – это правда, живущая между людьми и в каждом человеке. Она одна на всех, мы воспринимаем ее с языком, с воспитанием, в общении друг с другом. Не нужно спрашивать, что же такое правда, она так же не выразима в словах, как и свобода. Но мы узнаем ее по чувству справедливости, которое каждый из нас испытывает, когда жизнь идет по правде. И каждый страдает, когда справедливость нарушается – когда попирается правда. Совесть, чувство сугубо внутреннее и в то же время общественное, говорит нам, где правда и где неправда. Совесть заставляет человека придерживаться правды, то есть жить с правдой, по справедливости. Свободный человек строго слушается совести – но только ее.

Учитель, цель которого – воспитание свободного человека, должен поддерживать чувство справедливости. Это главное в воспитании.

Никакого вакуума нет. Никакого госзаказа на воспитание не нужно. Цель воспитания одна на все времена – это внутренняя свобода человека, свобода для правды.

Свободный ребенок

Воспитание внутренне свободного человека начинается в детстве. Внутренняя свобода – это природный дар, это особый талант, который можно заглушить, как и всякий другой талант, но можно и развить. Этот талант в той или иной мере есть у каждого, подобно тому как у каждого есть совесть, – но че-ловек или прислушивается к ней, старается жить по совести, или она заглушается обстоятельствами жизни и воспитанием.

Цель – воспитание свободного – определяет все формы, способы и методы общения с детьми. Если ребенок не знает угнетения и научается жить по совести, к нему сами собой приходят все житейские, общественные навыки, о которых так много говорится в традиционных теориях воспитания. На наш взгляд, воспитание заключается лишь в развитии той внутренней свободы, которая и без нас есть в ребенке, в ее поддержке и охране.

Но дети бывают своевольны, капризны, агрессивны. Многим взрослым, родителям и учителям кажется, что предоставлять детям свободу опасно.

Тут проходит граница двух подходов в воспитании.

Тот, кто хочет вырастить свободного ребенка, принимает его таким, какой он есть, – любит его освобождающей любовью. Он верит в ребенка, эта вера помогает ему быть терпеливым.

Тот, кто не думает о свободе, боится ее, не верит в ребенка, тот неизбежно угнетает его дух и тем губит, глушит его совесть. Любовь к ребенку становится угнетающей. Такое несвободное воспитание и дает обществу дурных людей. Без свободы все цели, даже если они кажутся высокими, становятся ложными и опасными для детей.

Свободный учитель

Чтобы вырасти свободным, ребенок с детства должен видеть рядом с собой свободных людей, и в первую очередь – свободного учителя. Поскольку внутренняя свобода не прямо зависит от общества, всего лишь один учитель может сильно повлиять на талант свободы, скрытый в каждом ребенке, как это бывает и с музыкальными, спортивными, художественными талантами.

Воспитание свободного человека посильно каждому из нас, каждому отдельному учителю. Вот то поле, где один – воин, где один может все. Потому что дети тянутся к свободным людям, доверяют им, восхищаются ими, благодарны им. Что бы ни происходило в школе, внутренне свободный учитель может быть в победителях.

Свободный учитель принимает ребенка равным себе человеком. И этим он создает вокруг себя атмосферу, в которой только и может вырасти свободный человек.

Быть может, он дает ребенку глоток свободы – и тем спасает его, научает его ценить свободу, показывает, что жить свободным человеком возможно.

Свободная школа

Учителю гораздо легче сделать первый шаг к воспитанию свободного, легче проявить свой талант к свободе, если он работает в свободной школе.

Читайте так же:  Похудение, фитнес и остеохондроз

В свободной школе – свободные дети и свободные учителя.

Таких школ не столь уж много на свете, но все же они есть, и значит, этот идеал осуществим.

Главное в свободной школе не то, что детям предоставляют делать все, что они хотят, не освобождение от дисциплины, а учительский свободный дух, самостоятельность, уважение к учителю.

В мире много очень строгих элитных школ с традиционными порядками, которые дают наиболее ценных людей. Потому что в них свободные, талантливые, честные учителя, преданные своему делу, – и потому в школе поддерживается дух справедливости. Однако в таких авторитарных школах далеко не все дети вырастают свободными. У некоторых, слабейших, талант свободы заглушается, школа ломает их.

Подлинно свободная школа та, в которую дети идут с радостью. Именно в такой школе дети обретают смысл жизни. Они научаются думать свободно, держаться свободно, жить свободно и ценить свободу – свою и каждого человека.

Путь к воспитанию свободных

Свобода – это и цель, и дорога.

Для учителя важно вступить на эту дорогу и идти по ней, не слишком уклоняясь. Дорога к свободе очень трудна, ее без ошибок не пройдешь, но будем придерживаться цели.

Первый вопрос воспитателя свободных: не угнетаю ли я детей? Если я принуждаю их к чему-то – ради чего? Я думаю, что ради их пользы, но не убиваю ли я детский талант свободы? Передо мной класс, я нуждаюсь в определенном порядке, чтобы вести занятия, но не ломаю ли я ребенка, стараясь подчинить его общей дисциплине?

Возможно, не каждый учитель найдет ответ на каждый вопрос, но важно, чтобы эти вопросы были заданы себе.

Свобода умирает там, где появляется страх. Путь к воспитанию свободных – возможно, полное избавление от страха. Учитель не боится детей, но и дети не боятся учителя – и свобода сама собой приходит в класс.

Освобождение от страха – первый шаг на пути к свободе в школе.

Осталось добавить, что человек свободный всегда красив. Воспитать духовно красивых, гордых людей – это ли не мечта учителя?

Дисциплина как путь к свободе

Одна из самых частых фраз, который детский психолог может услышать от родителей своих клиентов — «Он меня совсем не слушается!». И очень часто ситуация с дисциплиной в семье — замкнутый круг родительских просьб и детских отказов, в ходе которых и та, и другая сторона всё больше устают и в конечном итоге срываются друг на друга — а затем всё начинается по новой.

В этой статье мне хотелось бы амплифицировать само понятие «дисциплина», наметить основные стратегии работы с ней и предложить некоторые конкретные рекомендации.

Первая ассоциация — английское слово «disciples», «последователь», и одноименная компьютерная игра, в которой нужно было выбрать народ, следующий за тем или иным божеством — со своей идеологией, ценностями и методами.

Есть там Всевышний, опекающий справедливую Империю; есть Бетрезем, владыка жестоких демонов; Мортис и её орды нежити, одержимые жаждой мести и Вотан, бог гномов, которым нет дела до бед других народов.На этом примере мы видим, что личность, транслирующая правила, — это основа любой дисциплины; если она внушает чувство авторитета, уверена в своих решениях и правах, то мы с большей готовностью проявим послушание.

В то же время дисциплина бывает разной — как и в упомянутой игре, она может быть основана на родственном чувстве и уважении, а может на силе и жестокости; может закладывать идеи о взаимопомощи, сострадании и личностном росте, а может стимулировать человека идти по головам и добиваться своей цели любыми средствами.

Понятие дисциплины вызывает ассоциации с перилами на краю горной дороги, оберегающими путников от падения; с цепями узника или какого нибудь чудовища (вроде волка Фенрира из скандинавских мифов); с надёжным сосудом для алхимических преобразований или с гипнозом какого нибудь колдуна, сковывающим твою волю. Дисциплина может быть маяком посреди бушующего моря, а может — ледяным пленом; может быть вспаханной плодородной почвой, а может — иссушенной пустыней и скалами.

Я полагаю, что основное содержание конструктивной дисциплины — это:

  • чувство безопасности и надёжности
  • опора в сомнениях и неизвестности
  • необходимое условие осознанной свободы
  • основа роста и развития

Дисциплина — это договор людей друг с другом и каждого человека — с самим собой. В моей практике с детьми и родителями постепенно сформировалась определённая система работы с дисциплиной; основа её — четырёхшаговая модель, предложенная Ю.Б. Гиппенрейтер.

Первый шаг в установлении правил — принятие потребности и переживаний ребёнка, воплощённых в активном слушании («Похоже, тебе этого очень хочется»). Второй — собственно, ограничение («Но здесь/сейчас этого делать нельзя. «). Третий — объяснение («Потому что. «) и четвёртый — конкретные альтернативы («Но ты можешь сделать это через 30 минут/в своей комнате и т.д.»).

Идея в том, что любое поведение, нуждающееся в ограничении дисциплиной, — это сообщение о каком-то чувстве или потребности, которые важно услышать и которым нужно дать место. Если Вы готовы услышать Другого, он будет более расположен услышать Вас.

Далее ребёнку важно понять, что создание правил — это общее и важное для всех дело; поэтому стоит обсудить с ним то, что Вы предлагаете, спрашивая его мнение о смысле этих правил и давая возможность предложить свои. Особое значение имеет символическое закрепление этого договора в виде яркого, наглядного текста, который можно красиво оформить и повесить на видное место. Родителю это позволяет выйти из роли «карающего божества» и ссылаться на такой текст, как результат совместного с ребёнком решения.

Однако ребёнку также необходим инструмент для самоконтроля; им могут стать рейтинговая и бонусная системы. К примеру, можно повесить на холодильнике пять цветных листов и договориться, что каждый из них обозначает определённую степень соблюдения или нарушения обговорённых правил.

Порядок листов может быть таким:

  • Самый верхний — отличное поведение
  • Второй сверху — хорошее поведение
  • Средний — нормальное поведение
  • Второй снизу — не очень хорошее поведение
  • Самый нижний — плохое поведение

На листы крепится карточка с именем ребёнка (важно, чтобы он подписал и украсил её сам — это будет подчёркивать его личное участие), которая впоследствии перемещается по ним в зависимости от его поведения: выполнил правило или хорошо проявил себя — продвигаешься вверх; нарушил правило — спускаешься вниз.

Если детей в семье несколько, то подобная система будет подпитываться соревновательной мотивацией; однако к ней стоит добавить символические бонусы — например, наклейки или пуговицы — которые ребёнок будет копить и терять.

В конце дня можно проверять, на каком листе оказалось имя ребёнка и в зависимости от этого класть в его «копилку» (это тоже должна быть какая то особая коробка или тетрадка) соответствующее количество бонусов: допустим, самый верхний лист приносит два бонуса; второй сверху и средний — по одному; а нижние — ни одного.

Читайте так же:  Как делать вибромассаж лица в домашних условиях польза и вред процедуры

По итогам недели можно устраивать символическое награждение того, кто набрал больше всех бонусов, а также договориться, что накопление определённого количества бонусов даёт право на какое то поощрение — и лучше, если оно будет не материального, а социального характера; то есть, выбрать место или мероприятие, на которое можно сходить, выбрать игру или занятие, в котором все поучаствуют и т.д.

Кроме того, крайние позиции рейтинга тоже можно связать с поощрениями и штрафами; допустим, если в конце дня ребёнок добрался до верхнего листа, то на следующий день у него будет больше свободного времени, а если он спустился на самый нижний лист, то, наоборот, его свободное время урезается или круг его возможных занятий ограничивается взрослым (например, можно только рисовать и читать; или можно играть только с определёнными игрушками и т.п.).

Важно, чтобы система поощрений и штрафов соответствовала следующим критериям:

  • они обговорены с ребёнком заранее
  • носят конкретный характер (если свободного времени станет больше, то на сколько; если я буду ограничен, то в чём именно и на какой период)
  • в большей степени социальны, чем материальны (так как поощрение в виде покупки игрушки может привести к эмоциональной отстраненности и манипуляциям)
  • связаны с приобретением и потерей чего то значимого для ребёнка
  • основаны на идеи о взаимосвязи прав и обязанностей (соблюдение правил — расширение свободы, нарушение правил — ограничение)

Дисциплина освобождает родителей от избыточного контроля, а детей — от навязчивой власти инстинктов; но помните о том, что дисциплина — это инструмент, который следует применять осознанно.

Вопрос 16: Идея свободного воспитания л.Н.Толстого

В России одним из основоположников теории свободного воспитания является Л.Н.Толстой. По мнению Толстого, ребенка нужно лишь обеспечить материалом, необходимым для гармоничного развития, предоставив полную свободу для работы с ним.

Цель воспитания, сформулированная Л. Н. Толстым, складывались из философских представлений автора о предназначении человека, его места в обществе. Педагогическая модель Л. Н. Толстого ориентирована на достижение идеала – совершенного человека. Идеал Л. Н. Толстого сложен, многогранен, динамичен и складывается из размышлений о воспитании, образовании и развитии ребенка.

Л.Н. Толстой проявлял интерес к душевной жизни человека, особенно растущей, развивающейся личности ребенка. Одной из определяющих была его мысль о неограниченных возможностях нравственного совершенствования человека, который рожден для постоянного движения и духовного роста.

Л. Н. Толстой провозглашал свободу критерием педагогики, считая, что свобода должна быть положена в основу воспитания как педагогический принцип. Свобода не может быть дана человеку, человек только сам может освободить себя.

Свобода в воспитании, по Л.Н. Толстому, означает определенную форму побуждающего воздействия на ребенка, при котором он, не подвергаясь непосредственному давлению со стороны воспитателя, не чувствуя над собой его власти, но вместе с тем находясь в сфере его интеллектуального влияния, наиболее полно может проявить активность, самостоятельность во всех областях своей деятельности.

Поэтому Л.Н. Толстой провозгласил право ребенка на свободу. Идея свободного воспитания Л.Н.Толстого была реализована им в Яснополянской школе, где он стремился добиться свободы детей учиться: учиться тому, что пожелают или не учиться.

Характеризуя идею свободного воспитания Л.Н. Толстого можно сделать вывод, что основой ее является любовь к ребенку, внимание к его интересам, потребностям, жизни. Ключевым принципом теории свободного воспитания Л.Н. Толстого выступает свобода.

Вопрос 17: Гуманная педагогика Януша Корчака

Основа педагогической деятельности – любовь к ребенку. Именно из любви к детям Януш Корчак организовал в 1911 году в Варшаве Дом сирот. Отказавшись от собственного счастья, посвятил себя воспитанию детей.

В этом приюте по ночам он писал сказки для них и книги о воспитании для взрослых, а в дневное время налаживал взаимоотношения ребят между собой. На 100 детей приходилось восемь человек обслуживающего персонала, включая самого директора.

Для родителей принцип любви к ребенку заключается в следующих правилах:

«1. Не жди, что твой ребенок будет таким, как ты или таким, как ты хочешь. Помоги ему стать не тобой, а собой.

2. Не требуй от ребенка платы за все, что ты для него сделал. Ты дал ему жизнь, как он может отблагодарить тебя? Он даст жизнь другому, тот — третьему, и это необратимый закон благодарности.

3. Не вымещай на ребенке свои обиды, чтобы в старости не есть горький хлеб. Ибо что посеешь, то и взойдет.

4. Не относись к его проблемам свысока. Жизнь дана каждому по силам, и, будь уверен, ему она тяжела не меньше, чем тебе, а может быть, и больше, поскольку у него нет опыта.

6. Умей любить чужого ребенка. Никогда не делай чужому то, что не хотел бы, чтобы другие сделали твоему.

7. Люби своего ребенка любым – неталантливым, неудачливым, взрослым».

Учет прав ребенка. Корчак выдвигает три основных: «1. Право ребенка на смерть. 2. Право ребенка на сегодняшний день. 3. Право ребенка быть тем, что он есть».

Общаться с ребенком надо на уровне возможностей его понимания (то есть в соответствии с возрастом).

Нужно готовить ребенка к реальной жизни (а не идеальной, воображаемой. Нельзя скрывать от ребенка жестокость реального мира с его невежеством, моменты поражений и неудач.

Право ребенка на уважение. Каждый маленький человек имеет право выражать свои мысли, то, что думает он, а не взрослые.

Вся жизнь Януша Корчака была отдана детям, с ними он и отправился в последний путь. В годы Второй мировой войны, когда фашисты оккупировали Польшу, в Варшаве было создано еврейское гетто, куда согнали всех жителей, в том числе и еврейский Дом сирот. У Януша Корчака была возможность эмигрировать, но он не бросил своих воспитанников.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Погиб вместе с ними в газовой камере Треблинки. Имя Януша Корчака стало символом стойкости и высоты духа, мудрости Педагога, поистине героической любви к детям.

Синдром толстого ребенка и путь к свободе
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here